Rieker

Статьи об обувном бизнесе

25.05.2011 6590

John Lobb: Чисто британское ЛОББирование

SR63_Design_Lobb_1.jpgЭто сейчас обувь John Lobb служит символом британского вкуса и францзской элегантности, признаком искусства жить полно, наслаждаясь красотой на каждом шагу. А начиналась история этой марки совсем в другом месте и гораздо более прозаически.


Игры в прятки – уникальное торговое предложение

Джон Лобб родился в 1829 году в семье фермера в городке Тайвардрет в Англии. Он прошел обучение в мастерской одного из лондонских сапожников, а потом отправился искать удачу в Австралии. А там в это время разгоралась золотая лихорадка, и самым животрепещущим для австралийских собирателей золота был вопрос утаивания добычи. Им нужно было найти место в одежде, куда бы они могли спрятать только что добытый золотой песок. Место это должно было быть скрытым от посторонних глаз, но при этом легкодоступным.

Джон Лобб нашел красивое и простое решение этой проблемы – слитки следовало прятать в каблуки, а для этого надо было всего лишь сделать их полыми.

«Портативный сейф» оказался настолько удачной находкой, что молодой сапожник из Мельбурна очень скоро получил за него золотую медаль на Лондонской всемирной ярмарке.

Пиар через королевских особ

Новинкой просто не могли не заинтересоваться власти предержащие. Впрочем, не столько с практической точки зрения (прожиточный минимум британские короли обеспечивали себе отнюдь не заначками в каблуках), сколько с эстетической.

Принц Уэльский, будущий король Эдуард VII (1841-1910), которому Лобб подарил пару своих ботинок, остался в восторге от дизайна и функциональности обуви. Он нашел в ней великолепный баланс пропорций, линий, формы и нюансов кожи. А так как принц не только любил весьма щегольски одеваться, но был еще и арбитром моды своего времени, ботинки John Lobb очень скоро стали предметом must have в гардеробе лондонского бомонда.

Правда, было нелегко. Напомним, что именно в эту эпоху сложилось представление о джентльмене и телесный канон викторианской эпохи: тело джентльмена – послушный инструмент, которым он владеет как профессионал – непринужденно и с приятностью. Джентльмен свободен и всегда отличается особой элегантностью, за которой скрываются воспитанность, то есть сознательно выстроенная структура личности, и – как следствие – самоуважение.

Логично, что в 1863 году Лобб получил право ставить знаменитый знак королевского разрешения на своей деловой переписке и на витрине своей мастерской в Австралии, где было указано, что он является «официальным мастером его королевского величества принца Уэльского».

John Lobb и сегодня остается официальной обувью Ее Величества королевы Елизаветы II, его королевского высочества принца Уэльского и его королевского высочества принца Эдинбургского, а также большей части королевской семьи Великобритании. Три королевских разрешения над витриной магазина John Lobb являются свидетелями его верности традиции.

Сделайте магазин мужским клубом

Близость к монаршим особам – это было именно то, что нужно для победоносного возвращения в Лондон, где Лобб открыл магазин на Regent Street. Грязные ботинки и их владельцы-золотоискатели – в прошлом. В настоящем – британские аристократы, лорды, дипломаты, знаменитые писатели, певцы-виртуозы, а также офицеры, командированные к дальним границам Британской империи, индийские махараджи и американские миллионеры.

Избиратели приходят в магазин пообщаться с шахом Ирана, Черчиллем или Чемберленом. Бизнесмены сидят по очереди на стульях в мастерской в надежде перекинуться парой слов с Эндрю Карнеги или императором Эфиопии. Амбициозные писатели и начинающие журналисты ищут здесь встречи с Джорджем Бернардом Шоу, Редьярдом Киплингом или Джозефом Пулитцером, учредителем известнейшей премии в области журналистики и литературы.

Любопытные прохожие прижимаются к витрине, чтобы хоть краем глаза увидеть Верди, Карузо или Федора Шаляпина.

Говорят, что в те времена джентльмены могли с трудом угадать марку портного, который шил костюмы их приятелей, но они с первого взгляда знали, кто из них купил туфли John Lobb. Изгиб союзки, простота кроя, качество патины, элегантность язычка – все эти детали указывали только на одного человека.

Сейчас, листая страницы журнала клиентов Джона Лобба, легко можно проследить историю лондонского общества, политики и культуры того периода. А если приехать в магазин, то эту историю можно будет еще и пощупать: деревянные колодки всех знаменитостей зарегистрированы и тщательно сохранены. Кстати, такой чести удостаиваются только VIP, колодки менее именитых клиентов хранят всего около двадцати лет после их последнего заказа... (Из соображений конфиденциальности мы не называем имен наших клиентов. Можно намекнуть, что они являются очень известными и уважаемыми людьми.)

Быть ближе к клиентам – там, где удобно им

В конце XIX века транспортная революция сделала жизнь высшего общества ошеломляющей. Люди носились из одной столицы в другую в роскошных вагонах, на трансатлантических пароходах, а позднее – на машинах и самолетах, иногда одни, иногда с домочадцами. Порой уезжали на неделю, иногда – на несколько месяцев. Естественно, они хотели сохранить все преимущества своего положения в любом городе, где бы им ни пришлось останавливаться.

В 1902 году Джон Лобб для удобства своих богатых клиентов открыл магазин в Париже, чтобы те из них, кто предпочитал ослепительный блеск Парижа лондонскому туману, имели возможность купить роскошную обувь там, где им это удобно. В 1920 году магазин переехал на улицу Faubourg Saint-Honore у Елисейских Полей. Туда же потянулась цепочка знаменитостей, и клиентура стала еще более международной, чем в Лондоне.

SR63_Design_Lobb_3.jpgКак пережить войну – обувь по талончикам

В 1940 году война привела к массовому отъезду парижан из столицы. Коллекция колодок, в которую входили тысячи экземпляров и которая была очень дорога семье Лобба, была тщательно спрятана в Шер Джастином, старшим мастерской John Lobb. В 1945 году коллекция была возвращена в Париж. Многие клиенты погибли во время той ужасной войны, а дефицит сырья заставил тех, кто выжил, самим приносить кожу для ботинок, за которые они расплачивались правительственными талонами на еду.

После войны ответственность за ведение бизнеса взял на себя только что демобилизовавшийся из британской армии Джордж Вильям Дикинсон, герой французского Сопротивления.

Он продолжил традицию сдержанности и элегантности в обуви, которая пришлась по душе и новому поколению звезд от Юла Бриннера до Филиппа Нуаре, Гарри Купера (который любил вздремнуть в примерочном кресле), Грегори Пека, Фрэнка Синатры и Роберта фон Караяна. В мастерской на Faubourg Saint-Antoine, где сегодня шьется на заказ обувь John Lobb, хранятся колодки этих великих людей, тщательно подписанные и пронумерованные.

Именные модели – слушайте своих покупателей

Умение прислушиваться к чужому мнению – это великая вещь. Возможно, именно в этом качестве скрыт один из секретов успеха Джона Лобба. Во всяком случае сейчас самые известные модели ботинок носят имена своих «создателей»-покупателей. Лучшие покупатели, которые стали страстными поклонниками марки, оставляют свои имена моделям в наследство. В 1950 году Аквилино Лопез стал прародителем элегантных мокасин с прошитой вручную вставкой в подъеме. Эта модель стала одной из наиболее популярных в коллекции готовой обуви John Lobb. Модель «Перье» произошла от пары туфель-дерби из опойковой замши, созданной из настоящей оленьей кожи для господина Перье, изобретателя скандального корсета. «Уильям», известная модель «монашеских» ботинок с двумя пряжками, и по сей день остается наиболее часто копируемой моделью John Lobb. Они названы по имени Уильяма Лобба, потомка основателя дома и бывшего директора John Lobb Paris.

Делаем выводы – что привело марку к успеху. Уникальный продукт – раз. Грамотное продвижение – два. Умение следовать за своей целевой аудиторией – три. Способность в условиях спада потребления гибко подходить к методам и формам оплаты – четыре.

История в цифрах

1829 г. Джон Лобб родился в городке Тайвардрет, Корнуолл (Великобритания).

1850 г. Джон Лобб отправился в Австралию на поиски золота.

1852 г. Изобретает знаменитый сапог с полым каблуком, в котором золотоискатели прячут свои ценности.

1863 г. Становится официальным обувным мастером принца Уэльского.

1866 г. Возвращается в Лондон и открывает мастерскую на Regent Street.

1902 г. В Париже открывается первый магазин John Lobb.

1945 г. Разработана известная модель William («Уильям»).

1976 г. Группа Hermеs приобретает марку John Lobb.

1981 г. Разработана коллекция готовой обуви.

1990-2001 гг. Открываются бутики в европейских столицах.

Для справки

В 1976 году самая знаменитая марка была куплена французской группой Hermes, и магазин перенесли по легендарному адресу Hermes на Faubourg Saint-Honore, 24, где он и остается до сих пор. Случайность ли это? Любители мифологии, возможно, помнят, что из всех античных богов Гермес был единственным, кто носил сандалии...

Осенью, 25 октября, католики празднуют День святого Криспина, святого – покровителя сапожников. С 1996 года John Lobb отмечает этот день выпуском эксклюзивной модели, которая производится до следующего Дня святого Криспина.
Это сейчас обувь John Lobb служит символом британского вкуса и французской элегантности, признаком искусства жить полно, наслаждаясь красотой на каждом шагу. А начиналась история этой марки совсем в…
3.44
5
1
2
Оцените статью
Обувь оптом со склада производителя - Euroshoes Market

Материалы по теме

Сложно ли создавать и производить обувь в России?

Как рождается дизайн и что вдохновляет создателей? Две компании, два дизайнера, две разных истории о становлении в профессии. Он из Германии, она из России. Оба художника не разделяют понятия работы и хобби: они живут своим делом.

Возвращение советских кед

В последнее время тема Советского Союза в культуре и моде становится все более популярной: взрослые потихоньку ностальгируют, а молодежь активно интересуется. На волне интереса к советской эстетике молодому московскому предпринимателю Евгению Райкову пришла мысль возродить советские кеды, те самые, в которых ходили модники 60-70-х. Но интересен ли кому-то сегодня, в XXI веке, дизайн пятидесятилетней давности? Мы попросили Евгения рассказать, как он пытается вернуть в современную моду кеды советских времен и что из этого получается.

Мастер парадоксов

Стюарт Вайтсман (Stuart Weitzman) – мастер парадоксов. Для своей обуви он использует обои и 24-каратное золото. Он делает каблуки из бамбука и украшает помпонами вечерние лодочки.

Герои будущего времени

Победители конкурса молодых дизайнеров Lineapelle Russian Award 2009 уже оправились от приятного шока, получив призы, и начали готовиться к осенней поездке в итальянский город Болонью, где пройдет финал ежегодного международного конкурса. Кто же они, герои будущего времени? В предыдущем номере мы рассказали, как распределились места на российском этапе. Евгения Бубнова рассказывает о героях будущего подробнее.

Реклама

Реклама

Популярное

Реклама

При оформлении подписки вы будете еженедельно получать на свой e-mail новости и статьи об обувном бизнесе.

Реклама

www.gore-tex.com

К началу