Rieker

Статьи об обувном бизнесе

Армен Аветисян, владелец обувной компании «Макфайн»:«Производить обувь в России выгодно, особенно если работать на длинных сериях»
11.10.2016 5337

Армен Аветисян, владелец обувной компании «Макфайн»:«Производить обувь в России выгодно, особенно если работать на длинных сериях»

Владелец компании MakFine Армен Аветисян два года назад принял решение о производстве обуви своих марок в России и приобрел обувное предприятие «Талтекс», которое сегодня выпускает до 7 000 пар обуви в день. По словам предпринимателя, полностью отказаться от импортной составляющей в обувном производстве сейчас невозможно, и, тем не менее, ее доля в продукции MakFineуже существенно сократилась - до 15%.

Армен Аветисян Армен Аветисян - основатель и владелец обувной компании «Макфайн» и производственного предприятия по выпуску обуви «Талтекс». В числе активов предпринимателя - ряд сетей обувной розницы, среди них MakFine, «Ноббаро ритейл», «Дина-обувь» (обувные бренды El’Rosso, Benta, Makfly,Vigorous, Nobbaro)

Армен Валерьевич, два года назад вы приняли решение о развитии обувного производства в России и приобрели фабрику в Талдоме. Что за обувь сегодня на ней производится?

У меня несколько производственных площадок в России, есть производство в Белоруссии, но, действительно, самая крупная фабрика находится в Талдоме, на ней сегодня производится порядка 7 000 пар обуви в день. Мы работаем в низкоценовом сегменте, но при этом стараемся выдерживать качество. Известно, что в низкоценовом сегменте все пытаются получить наилучшую цену. У нас цена не всегда самая низкая, она может на 5-10% быть выше, чем у китайцев. И, тем не менее, по цене мы можем конкурировать, к примеру, с производством компании «Брис Босфор», хотя она производит больше 10 млн пар обуви в год, а мы выпускаем около двух миллионов. При этом мы можем похвастаться более высоким уровнем качества!

Если речь идет о спортивной обуви, то тут по качеству мы не уступаем  мировым лидерам. Мы используем штробельный метод крепления подошвы, втачную стельку, покупаем наичистейшее сырье для ПВХ с завода в Южном Урале. Это сырье имеет сертификат для экспорта в Европу, где требования к качеству более высокие, нежели в России. У нас есть и свои производственные мощности по литью подошвы.

Наша компания стремится работать честно: если мы заявляем что в изделии 50% меха, значит, так и есть; если говорим, что для производства подошвы используем материал, который выдерживает -35 градусов, то действительно покупаем такой материал. У нас на самом деле морозоустойчивые ПВХ, и что еще важно - в отличие от обуви большинства китайских производителей, они не имеют запаха, то есть материал нейтральный…

Сегодня, с изменением ситуации в экономике, многие в России снова заговорили об импортозамещении. Как вы считаете,  это реально?

Отечественная легкая промышленность сейчас действительно задышала, и все-таки до ее возрождения еще далеко. Главная проблема – недостаток квалифицированных кадров. К примеру, технические возможности нашей фабрики в Талдоме сегодня используются не на полную мощность: у нас не хватает специалистов. По инженерному составу проблем нет, а вот на швей, литейщиков нигде не обучают. Литьевой метод производства в России отсутствует как класс! Мне на все свои агрегаты нужно около двадцати человек литейщиков, а  работает только восемь…

На фабрике стоят немецкие машины Strobel, нужны специалисты, которые знакомы со спецификой работы на этом оборудовании, есть и китайские, и корейские машины, но какая разница, если работать на них некому?! Если обычных швей еще как-то можно набрать, то специалистов на Strobel и литьевые машины не найти. У нас не хватает специализированных ПТУ, приток сотрудников на производство небольшой. Они идут работать на фабрику, как на каторгу, работать не хотят. Уровень зарплат в регионе примерно одинаковый, и у нас есть разные системы мотивации, но как быть, если человек готов получать маленькие деньги, лишь бы ничего не делать?!

Талдом - это всего 140 км от Москвы, и близость мегаполиса, так или иначе, вымывает способных, работящих людей. Ясно, что рабочие на фабрике в регионе не могут получать московскую зарплату, и хотя мы платим чуть больше, чем в среднем по рынку, работа на производстве - не самая легкая...

В состав учредителей «Талтекс» я вошел всего два года назад. До этого производил обувь в Китае, Турции, Испании. Конечно, «Талтекс» - не первая моя попытка организовать производство в России, но до этого толком ничего не выходило по разным обстоятельствам.

Но я считаю, что производить в России все равно выгодней, особенно если работать на длинных сериях. Если на одной колодке производится по 150 – 200 тысяч пар обуви, низкую себестоимость можно получить и в Китае, и в России, но в своей стране мы худо-бедно защищены таможней. Шить в Китае и конкурировать с китайской обувью других марок на российском рынке сложно, так как оттуда везут много контрабанды. Когда производишь в России – другое дело, сейчас наш товар по цене очень конкурентоспособен.

Но это все, в основном, касается низкого ценового сегмента?

В среднем сегменте кожаной обуви – та же ситуация, и, тем не менее, какое-то количество обуви мы продолжаем отшивать в Азии. Какую-то обувь мы здесь произвести не можем - нет оборудования, нет рук. К примеру, в Китае твой сотрудник - модельер или дизайнер - может пойти на рынок материалов и через 15 минут прийти с набором образцов кож и фурнитур, из которых можно сделать новую коллекцию. Если там дизайнер рисует новую фурнитуру, то уже через два дня ее можно запустить в производство. В России пока таких возможностей нет. Поэтому если речь идет о выпуске обуви в более высоком ценовом сегменте, где есть нестандартные фурнитуры, кожи – без импорта уже не обойтись.

Помимо этого, стоит учитывать, что есть вещи, которые являются биржевым товаром и у них международная цена. Полтора года назад был введен запрет на экспорт кожсырья из России, и это было правильным решением. Потому что как только доллар начал расти, наше кожсырье стало выгоднее не перерабатывать, а просто в сыром виде продавать в Иран, Афганистан, Индию, Пакистан.

Говорят, что кожсырье все равно продолжают вывозить из страны?

Да, все равно везут, не все дырки залатаны. В результате, высокий курс доллара подстегивает цену на качественную лицевую кожу внутри страны, так как этот товар всегда можно продать за рубеж. В итоге, несмотря на то, что доллар подорожал в два раза, и вроде как наше сырье в долларах должно стоить в два раза дешевле, этого не происходит.

Какова сейчас доля импорта в вашей продукции?

По количеству пар доля импорта в нашем ассортименте сегодня составляет около 15%, три года назад – было 100%, то есть в России мы ничего не производили. Сейчас доля импортной составляющей разнится в зависимости от ценового сегмента обуви. Я сам произвожу подошву, но для обуви в среднем ценовом сегменте мы используем подошвы сторонних производителей, мы их покупаем за границей. В среднеценовом сегменте и сегменте средний плюс кожсырье тоже импортное. В низкоценовом есть вещи, полностью произведенные в России с использованием исключительно отечественных материалов, но, естественно, мы работаем на импортном оборудовании, в наличии нет даже отечественных швейных иголок, обувных гвоздей. Хотя сейчас такой бум в легкой промышленности, что, может быть, скоро они появятся… В общем, на данный момент доля импорта в производстве обуви в среднем ценовом сегменте составляет где-то около 30%.

Что сейчас у вас происходит в плане развития производства?

Мы осваиваем новые технологии, развиваем литье. Я могу выпускать не только спортивную обувь, но и комфортную обувь для женщин. Сейчас собираемся осваивать полиуретан. Кстати, мне поступило предложение по приобретению фабрики в Муроме, которая работает по аналогичной с нами технологии, но по полиуретану. Эта компания была вынуждена закрыться в связи кризисной ситуацией, а мы как раз сейчас собрались осваивать полиуретан, и вроде Муром – это недалеко, но я отказался от этой идеи, потому что хочу, чтобы все производство было в одном месте.

Сейчас в моих планах - активно развивать производство в Талдоме, поэтому производственные площади на «Талтексе» будут увеличены еще на 4 000 кв. метров, в целом производственная площадь составит 7 000 кв. метров. Это позволит разместить большее количество производственных агрегатов, штат сотрудников также будет увеличен. Сегодня у меня есть еще несколько небольших производственных площадок в разных регионах страны, хотелось бы в перспективе объединить производственные активы и создать два крупных центра: один по выпуску обуви в среднеценовом сегменте, второй -для производства более дешевого ассортимента. Один такой центр как раз и будет в Талдоме.

Интервью провела Марина Шумилина

Владелец компании MakFineАрмен Аветисян два года назад принял решение о производстве обуви своих марок в России и приобрел обувное предприятие «Талтекс», которое сегодня выпускает до 7 000 пар обуви…
3.35
5
1
2
Пожалуйста оцените статью
Marco Opt

Материалы по теме

Мораторий не решит проблему дефицита кожи

Неделю назад российское правительство объявило мораторий на вывоз кожевенных полуфабрикатов из страны. Как отнеслись к этому решению обувные ретейлеры?

Рынок детских товаров сохраняет рост

Сегодня даже на фоне кризисных явлений в экономике торговля детскими товарами остается одним из наиболее перспективных сегментов рынка.

Досье региона: Страсти по Неаполю

Похоже, судьба Италии была предрешена свыше. Полуострову, чей контур напоминает изящный женский сапожок, сам бог велел стать законодателем обувной моды. Но, как мы знаем, Италия этим не ограничилась. Сегодня наравне с обувными итальянские бренды одежды занимают лучшие места в бутиках и торговых центрах по всему миру.

Как пережить кризис: советы профессионалов

По мнению экспертов, в новой экономической реальности нам предстоит провести от двух до пяти лет. В частности, в Минфине считают, что на восстановление российского рынка потребуется как минимум два года после отмены санкций.

Реклама

Популярное

Реклама

К началу