Rieker
Caprice
Новые русские обувные бренды: Ким Малыгин, дизайнер и обувной мастер, выпускает обувь под собственным брендом Kim Malygin Модель обуви Kim Malygin «Леший»
04.06.2018 4173

Новые русские обувные бренды: Ким Малыгин, дизайнер и обувной мастер, выпускает обувь под собственным брендом Kim Malygin

Года два назад мы запустили серию материалов «Новые русские обувные бренды». В числе героев рубрики оказались обувной мастер Андрей Жакевич со своим брендом обуви ручной работы Gottlieb Schwarz, дизайнер обуви Леон Крайфиш с брендом обуви NotMySize, мы рассказали о брендах Void Shoes, Portal и Mislistudio. Все эти марки, к счастью, успешно продолжают свое развитие. А к списку «новых русских брендов» добавляются и другие имена.
Одним из них можно назвать имя Кима Малыгина и его собственного бренда обуви ручной работы. Молодой мастер занимается пошивом обуви уже около семи лет. Его модели отличаются оригинальным «художественным» дизайном, они интересны по форме и фактуре, и, как представляется, этот мастер имеет огромный потенциал для развития в разных направлениях обувного дела. С Кимом Малыгиным Shoes Report встретился в его мастерской в Москве, чтобы поговорить о творчестве, бизнесе и развитии его молодого бренда.


Ким, о вас впервые мне рассказал дизайнер бренда Not MySize Леон Крайфиш. Кажется, вы с ним из одного региона, Республика Коми – это место где теперь рождаются обувные мастера?

Действительно, с Леоном мы из одного города из Ухты, но узнали об этом, будучи в Москве, и познакомились здесь, когда уже оба занимались обувью. Как ни странно для меня обувное дело началось с увлечения скейтерским спортом. В юности я около профессионально катался на скейте, были даже какие-то спонсоры. Но когда мне стукнуло двадцать, я задумался о своем деле. Хотелось заниматься творчеством, но каким? – этого я себе не очень представлял. Институт я забросил, и как-то чисто случайно познакомился с парнем, который сам шил обувь, и это ремесло оказалось для меня большим откровением.

Заинтересовало, что обувь можно шить вручную, без всяких станков. Знакомый показал, как выглядит материал, инструмент, дал ссылку на видео уроки в Youtube.com. Один такой урок по сборке обуви делился на пять частей, которые отражают пять этапов процесса, вот этот урок я просматривал бесконечно, днями и ночами. Залезал на форумы обувщиков, читал темы – как клеить, как крепится подошва. Как только я понял технологию сборки, то просто начал клепать по полупаре – одну, другую, третью… Остановиться было невозможно – мне нужны были все новые и новые модели. Вот так все и началось.

Тогда было время, огромной популярности модного московского клуба Солянка, слушать электронную музыку туда ходили все мои друзья, вот по завсегдатаям «Солянки» и разнеслась информация о том, что я делаю обувь. В то же время была запущена моя первая коллаборация со скейтовым брендом «Абсурд». Мы выпустили две модели обуви по десять пар. Это был что-то типа скейт-обуви выходного дня, продавалась она в скетерском магазине «Дружба store» за смешную цену 3500 рублей, и с этого никто ничего не заработал. Качество обуви тогда было довольно низким, но это был первый шаг к коммерциализации моей деятельности, я стал делать обувь посложней, пошли первые заказы.


В общей сложности вы этим занимаетесь уже пять лет?

Шью около шести-семи лет. Первое время, года полтора, шил для себя и для друзей. В 2012 я создал группу Вконтакте, завел страницу в Facebook, спустя пару лет вышел в Instagram. Подход к пошиву обуви на заказ у нас с NotMySize схожий, только у Леона есть свой магазин, а я шью только на заказ - снимаю мерки, подгоняю колодку. Обсуждаем с клиентом детали заказа и я приступаю к работе. Клиент приходит уже за готовой моделью.


Вы работаете в основном с мужской обувью?

В основном шью для мужчин, но есть и женская - остроносые челси, сандалии Kiza. Часто обувь на заказ шьют те, у кого нестандартная стопа. Сложнее всего – если стопа короткая, допустим размер ноги 42, а в пучках она - 44. Создать модель, чтобы она соответствовала требуемой композиции в таком случае сложно. Часто приходится делать декоративный припуск. А если обувь подвергается обработке, она может сильно сесть в пучках. Тогда приходится человеку объяснять, что вначале ботинки могут немного жать, но через пару дней сядут полностью.

Вы их и красите сами?

Да, вся обувь красится разными техниками. Это кожа растительного дубления, она считается подкладочной, но я ее ставлю и на подкладку и на верх. После сборки обувь окрашивается разными способами - вытравливается ацетонами, растворителями разными. Крема, масла, жиры…, - все они дают свой эффект.

И сколько требуется времени на изготовление одной пары?

Все зависит от сложности. Допустим, вот эти ботинки с допельным методом крепления, довольно сложные. В среднем, три дня уходит на сборку – часов по шесть - по пять в день. Четвертый день занимает финишная обработка – окрас, полировка, нанесение крема и т.д.

Были какие-то обувные дизайнеры, которые вас вдохновили, вдохновляют?

Мне кажется, черпать вдохновение правильнее в каких-то сторонних вещах. К примеру, вдохновение для серии обуви Kiza я черпал из хип-хоп культуры, японских спортивных машин и баскетбола. Но это не значит, что я стремился сделать обувь для спорта или для вождения автомобиля. Мне это было нужно для определения общего концепта. Верх обуви Kiza - кожа, здесь есть тиснение, вставки имитирующие форму корпуса автомобиля. Сейчас я работаю над новой серией этой обуви, с более динамичным дизайном.

Модель женских сандалий Kiza (Kim Malygin) Модель женских сандалий Kiza (Kim Malygin)

А подошва покупная?

Да, это обычная микропора, которая используется в старых моделях Adidas Air Max.

Модель кроссовок Kiza (Kim Malygin) Модель кроссовок Kiza (Kim Malygin)

Нужно ли уметь рисовать, чтобы создавать такие модели?

Я рисовал когда-то в детстве. Но, что касается дизайна, тут важнее не рисовать, а чувствовать форму, иметь композицию в голове.

Разумеется, есть обувные марки, которые на начальной стадии оказали на меня влияние. Когда начинаешь чем-то заниматься, смотреть на своих коллег вполне естественно. Вначале я искал каких-то людей в России, которые делают более-менее интересную обувь, и наткнулся на обувь Nutsa Modebadze. Это довольно известный мастер, раньше она жила в Москве, а лет шесть назад переехала на Бали, где сейчас у нее свое производство. Я вообще считаю, что из российских дизайнеров обуви она самая крутая. У нее готовый бренд, готовое видение, готовая концепция.

Первые мои модели были похожи на то, что делает Nutsa, надо было от чего-то отталкиваться. Другие любимые бренды - Guidi, Marsel. Огромное уважение у меня вызывает испанский обувной мастер Carol Christian Poell. Бывает, что я делаю разные экспериментальные модели. Есть такой японский дизайнер Kei Kagami, он создает практически неносибельные вещи, но они интересны как художественные объекты. Под его влиянием я смастерил вот такие «шузы». Их можно носить, но не удобно, потому что в центре они прогибаются. Но когда я проектировал эту модель, у меня не было цели создать обувь для носки, это просто арт-объект. Другую мою инсталляцию с обувью можно было видеть на недавней презентации нашей коллаборации с NotMySize на «Хлебозаводе».

А клиенты приходят через Instagram?

По-разному, Instagram удобная платформа для ознакомления, она хорошо работает как визитная карточка. Довольно много людей приходят из соцсети «Вконтате». Оттуда приходят на обучение, а клиенты на пошив аккумулируются со всех трех соцсетей.


А само обувное дело у вас началось уже в Москве?

Да. Первые пару лет я вообще работал на кухне. У меня не было мастерской, я жил с мамой, которая вначале меня в моем начинании очень поддерживала. Мы с ней в какой-то степени коллеги, она - швея. Но потом пришлось переезжать. Первой мастерской был лофт на Электрозаводе, где можно было и жить и работать, там я провел около четырех лет.

В какой-то момент стало понятно, что жить и работать в одном месте довольно тяжело – или ты всегда работаешь или всегда отдыхаешь, зависит от того насколько тебе нравится, то чем ты занимаешься. Мне, допустим, очень нравится, и, если у меня есть какая-то задача на день, я обязательно ее выполню. В итоге работа у меня была практически круглосуточной.

На Электрозаводе был своего рода творческий кластер, здесь - и кафе и друзья. Сначала все это очень нравилось, всего за каких-то 20 тыс рублей в месяц у меня было место, где можно было и жить и работать. Но спустя время захотелось более спокойной жизни. Я начал снимать комнату и отдельно мастерскую, и понял, что это идеальный вариант. Есть точка «А» и точка «Б», и расстояние между ними, которое ты преодолеваешь изо дня в день. В этот промежуток ты можешь с кем-то встретиться, покататься на скейте, погулять, подумать... Должен быть какой-то баланс. С появлением мастерской я начал преподавать, и, хотя я это не особенно афиширую, уроки дают неплохой приработок.


Кто приходит на обучение?

Совершенно разные люди по профессии и по возрасту – от 18 лет - до «за 50». Кто-то учится с целью шить обувь себе и друзьям, кто-то ищет в этом какую-то отдушину в жизни. Были пара ребят, которые прошли обучение, и начали шить обувь профессионально. К примеру, Nikita Kovalev Shoes, у него обувь немного похожа на мою, почти все модели сварены, на кожаной подошве. Но у него более классический стиль, он любит дерби, броги, uncle boots.

Зеленый цвет часто заказывают?

Да. Я этого не планировал, но зеленый стал какой-то моей фирменной фишкой. Многие говорят, - «вот у тебя зеленый!». Но зеленый хорошо идет весной и летом, на зиму, как правило, выбирают что-нибудь поспокойнее.


Сколько стоит одна пара?

Примерно от 13 до 20 тысяч рублей. Цены очень демократичные, и многие меня за это ругают. Но дело в том, что в последнее время люди в России обувь дороже 20 тысяч рублей покупать не готовы, у них просто нет денег. Стоимость материалов растет, по идее цена на обувь тоже должна расти, а приходится ее наоборот снижать.

А не было желания попробовать сотрудничать с каким-нибудь крупным производителем обуви?

Это было бы интересно, но у меня нет таких предложений и контактов. Поработать с Nike или Adidas - это высокий уровень, это очень круто. А вот с кем бы я мог сотрудничать в России, не знаю.

А в скейтерской культуре, тот же Гоша Рубчинский говорил, что собирается какой-то большой скейтерский магазин в Москве открыть?

Да, по-моему, он открывается в июне. Это интересно, но со спортивной обувью все гораздо сложнее, на этом рынке очень большая конкуренция.

В скейтерской обуви самое важное - это подошва. Собрать верх – не сложно, а вот сделать подошву..., не на Aliexpress заказать и отшлифовать логотип, а сделать свою. При этому у скейтеров нет денег, их предел бюджета - 3 тыс рублей, и у них есть выбор взять обувь мало известного русского дизайнера или обувь брендов Nike или Emerika. Чаще всего молодежь выбирает бренды. Так что сделать обувь можно, но нужно ее еще продать.

А проблем с материалами при пошиве обуви нет?

В рамках того что я делаю - нет. Я работаю с кожей краст, мне она нравится, потому что в ней есть жизнь. Она идеально подходит для обуви, которой я занимаюсь. У этой кожи нет никакого напыления, это честный материал. На нем можно увидеть следы от шрамов, порезов, укусов животного, он может загорать на солнце. А многие бракуют шкуру только потому, что на ней есть какие-то отметины. Но именно это делает материал оригинальным неповторимым, близким к природе, к земле. Это хорошая кожа, просто выглядит она не так ровно, не так чисто. Все что мне нужно, можно купить в Москве в одном магазине - химию, инструменты, материалы.

Модель мужских ботинок Kim Malygin Модель мужских ботинок Kim Malygin

А не думали где-нибудь поучиться?

Поднять уровень мастерства? У меня такой характер, я не люблю, когда меня чему-то учат. В этой связи даже со школой в свое время были проблемы. Сейчас юношеский максимализм поутих, но все равно, мне кажется, теорию я могу узнать самостоятельно, где-то что-то прочитав, посмотрев, спросив совета, а практику я сам наработаю.

Мне нравится идея совместить свою деятельность с NotMySize. Леон предложил мне быть дизайнером бренда, а продвижение и продажи были бы за ним. Мы уже пробовали выпустить одну совместную коллекцию обуви «Fenomenum».

А в идеале, хотелось бы иметь свой воркшоп - магазин, где можно было бы шить и продавать, какое-то пространство, которое полностью отображало бы, то, что ты делаешь. Чтобы в подсобке была мастерская и мини производство, а люди приходили и сразу проникались определенным настроением.

В то же время некоторые модели я легко мог бы отдать в фабричное производство, к примеру, модель Kiza. Я не вижу ценности в ручной работе, которую может повторить машина. Вручную нужно делать то, что машина сделать не может - подлезть куда-то, сделать какой-то стежок, сделать подошву, которую на производстве выпустить невозможно.

Но есть обувь, которая требует контроля изготовления автора и дизайнера в каждой паре. Например, у меня есть модель ботинок «Леший», ее невозможно отдать в производство другому человеку, потому что она не кроится ножницами или ножом, она вся рваная. Есть лекала, по которым мастер рвет материал. Уникальность этой модели в том, что она никогда не повторяется, ее подошва не имеет четкого отшлифованного уреза, она вся как будто рубленая топором. Поэтому каждая линия, каждый сруб, каждый срез этой обуви – твой.

Можно конечно сказать мастеру, где что надо срезать, но он все равно сделает это по-своему. А вся композиция этой обуви строится из маленьких деталей, и только я знаю, как их нужно сделать, так я выражаю свое видение. Такую обувь можно шить только на заказ.



Года два назад мы запустили серию материалов «Новые русские обувные бренды».
3.44
5
1
2
Пожалуйста оцените статью
Marco Opt

Материалы по теме

Новые русские обувные бренды: Nikita Kovalev SHOES – бренд обуви ручной работы из Нижнего Новгорода

Высокие мужские, цвета умбры, или низкие белые женские ботиночки из мягкой телячьей кожи, с кожаными шнурками, модели с идеально выстроенными линиями. Похожие в столичном магазине DAD, итальянских брендов ручной работы идут по 80-100 тыс рублей за пару, а в Нижнем Новгороде в мастерской Никиты Ковалева (Nikita Kovalev SHOES) такую обувь можно заказать за 15 тыс. рублей. Пока можно. Не сочтите за рекламу, но уровень качества исполнения впечатляет. Двадцатилетний Никита Ковалев оказался очень достойным учеником тоже довольно молодого московского обувного мастера Кима Малыгина. Новое поколение удивляет любовью к ремесленным профессиям, увлеченностью и талантом. Shoes Report поговорил с Никитой Ковалевым о его старте в обувном деле.

С любовью к России: Jana устраивает перезагрузку

Меньше излишеств и больше цвета: детально изучив пожелания наших соотечественниц, Jana выпускает на российский рынок эксклюзивную коллекцию весна/лето-2019. Модели, представленные вниманию отечественных модниц, можно будет приобрести только в России. Специально для читательниц Shoes Report Jana приоткрывает секреты новаторского подхода.

Buffalo: назад в будущее

Своим успехом легендарный бренд Buffalo обязан ковбойским сапогам и коммерческому чутью своего основателя Михаэля Конради. Бренд Buffalo появился в Германии в 1979 году, в рамках розничного проекта, который предлагал широкий выбор ковбойских сапог. Тогда эти сапоги были излюбленным трендом среди подростков. Поэтому американское название марки и логотип с вензелями — это память о первом успешном продукте в ассортименте компании.

Clarks: Стратегический ход

Очевидный факт: если компания преодолела два столетия и сохранила лидирующие позиции в отрасли, у нее можно многому научиться. Компания Clarks стала лидером на рынке комфортной обуви, благодаря успешным стратегическим решениям на протяжении десятков лет. И сегодня Clarks, применяя современные подходы в стратегическом управлении корпоративным портфелем брендов, создает удачный кейс для новичков отрасли.

Pepe Jeans: Знание целевой аудитории как маркетинговое преимущество

Анализ целевой аудитории и определение портрета своего потребителя необходимы любой компании. Перед созданием новой коллекции или запуском рекламной кампании, обязательно следует определить, кому предназначен продукт. Так считают специалисты Pepe Jeans London.

Популярное

При оформлении подписки вы будете еженедельно получать на свой e-mail новости и статьи об обувном бизнесе.

К началу