Rieker
Нуца Модебадзе: «Я думаю, все что нужно для достижения мастерства, есть внутри человека, и все это можно раскрыть».
28.01.2019 1557

Нуца Модебадзе: «Я думаю, все что нужно для достижения мастерства, есть внутри человека, и все это можно раскрыть».

Дизайнер обуви и сумок ручной работы родом из Грузии Нуца Модебадзе начала свое дело в Москве, а затем перебралась на Бали, где на вилле выпускает коллекции обуви и сумок, которые регулярно презентуются на Неделе Моды в Париже. И хотя сейчас бренд Nutsa Modebadze совсем не представлен в московских магазинах, за ее работой из Москвы продолжают следить ее клиенты, а также мастера обуви, которые отзываются о ней, с огромным уважением. Shoes Report поговорил с Нуцей о том как создавался ее бренд и о секретах ее мастерства.

Расскажите, пожалуйста, как вы начали свое дело в Москве?

Я прилетела в Москву в 2004 или 2003 году, в цифрах я немного путаюсь, просто отдыхать, но думала, возможно, останусь, так и вышло. В Москве у меня было много знакомых, я много тусовалась. Однажды собираясь на вечеринку, я поняла, что у меня нет подходящей сумки. С обувью у меня все было нормально, я носила Vivienne Westwood, это мой самый любимый бренд, а сумку решила смастерить сама. Шью я с шести лет, даже в Москве у меня был приятель, для которого я персонально шила одежду. На тот момент у меня оказалась в гардеробе какая-то винтажная красная кожаная юбка, из нее я и смастерила маленькую сумку конвертом. На вечеринке она вызвала настоящий фурор, меня поддержали. С этого все и началось.

После, я словно выключилась из реальности, засела дома и начала проектировать и шить сумки. Все деньги вложила в кожу. Правда, в течение 2-3 лет я ничего не продавала, просто шила и дарила свои произведения лучшим друзьям, которые их носили. В какой-то момент меня начали просить продать, я долго отказывалась, держала марку. Так что когда я решилась, моя первая покупательница сразу скупила почти все что у меня было. Заработанные средства я снова вложила в кожу, в материалы и продолжила начатое. Сначала работала в небольшой квартире, потом появилась мастерская на Арбате, где у меня был один ассистент.

Все вещи я отшивала собственноручно. Каждая модель выходила в единственном экземпляре, я ни разу не делала копии, поэтому продавала свои сумки довольно дорого. В России развивать дело было сложно, потому что на тот момент было мало людей, которые ценили и носили вещи ручной работы, подобные Guidi. Многие относились к тому что я делаю странно. Некоторые даже смеялись, не в лицо, конечно, но отмечали с удивлением: «Нуца шьет вручную!». Но я сразу решила, что всех научу тому, что такое хорошо, что такое плохо.

Несколько лет я мучилась с командой, которая не понимала, что я делаю, почему я это делаю. Они задавались вопросом – почему нельзя купить Prada, Louis Vuitton, почему надо покупать сумки ручной работы Нуцы Модебадзе.

В конце-концов, у меня получилось и доказать что я что-то стою и продвинуть свой бренд, но я очень от этого устала. Бренд действительно тогда неплохо поднялся, я много зарабатывала, продавала в «Цветном», с первого дня открытия универмага, и еще в 10-15 магазинах. Получалась хорошая прибыль, но денег я никогда особо не считала. Все деньги я вкладывала в работу, и до сих пор я все вкладываю в бренд.

Я получаю огромное удовольствие тратить деньги на кожу, инвестировать в развитие, мне это очень нравится.


Обувь вы начали шить тоже в России?

Нет. Обувь появилась, когда я поняла, что хочу уехать из России. Я добилась максимума в раскрутке своего бренда, и в какой-то момент захотелось осесть, где поспокойней.

Я написала нескольким обувщикам в Тбилиси, которые обучали обувному мастерству, и выбрала одного из них, полетела учиться к владельцу обувного бренда Shoesofrenia Ираклию Кутюришвили. У Ираклия я училась ровно девять месяцев. Первые несколько месяцев ушли на обучение структуре стопы - где можно шов пускать, где нельзя и прочее… Учеба была почти, как в школе, только в данном случае я сама выбирала, чему хочу научиться, брала только самое нужное. Несколько месяцев ушло на обучение созданию лекал, училась делать колодки, у него они пластиковые.

Через пять месяцев я уже сама собирала по две пары обуви в день, отчего вся команда Ираклия была в шоке, они такого никогда не видели. Я работала с 7 утра до 12 ночи каждый день без выходных, иногда даже забывала поесть.

Когда я поняла, что все знаю, и попрощалась с Ираклием, я решила, что полечу в Нью-Йорк и там перезапущу бренд, открою ателье. Но приятель написал мне, что на Бали есть свободная вилла, где можно полгода пожить, отдохнуть, и я взяла ее себе.

С собой на Бали я привезла кожу, подошву, швейную машинку, все мои инструменты, набралось около 80 килограмм, все что нужно для того чтобы работать. Через два месяца отдыха у меня начался какой-то ступор, я поняла, что не могу сидеть на месте, начала кататься по Бали, искать какие-то фабрики, мастеров. За два месяца я нашла все для того чтобы начать шить. А потом когда я поняла, насколько на Бали любят ручной труд, насколько здесь все это ценят - все делают что-то вручную, решила остаться. Я сняла большую виллу для жизни и для мастерской, нашла работников. Около трех лет после обучения у Ираклия я не продавала обувь, только экспериментировала, пыталась найти какую-то свою линию, как обработать, как правильно собрать. Есть миллион всяких моментов, которые только мои, и о них никто не знает. И вот я уже 8 лет на Бали, около семи с половиной лет я делаю обувь, и лет пять ее продаю.

На Бали бренд поднялся очень быстро, я принимала заказы из онлайн-магазина, остались и московские клиенты, раньше они покупали сумки, теперь заказывают еще и обувь. Они прилетают ко мне, смотрят новинки. В онлайн я выкладываю примерно 40% от ассортимента моих моделей, у меня огромное количество эксклюзивной обуви, которую я публично не демонстрирую.


Сейчас вы наверно уже не одна работаете, у вас есть мастера?

Конечно, я уже давно сама ничего не собираю, только новые первые модели. К примеру, пришла идея, и мы с командой вместе за два часа собрали обувь. На колодки я уже сама ничего не затягиваю. Хотя недавно захотелось, и я сама себе сделала летние тапочки, собрала их буквально за три часа. У меня около 8 человек мастеров. Два специалиста по верху, и шесть человек которые собирают обувь, но они работают у меня не постоянно. Когда идет поток заказов, работают все, когда проходит Неделя моды в Париже, и мы работаем только на онлайн-магазин, и я привлекаю только часть мастеров.

Однако ни одна модель обуви, которая выпускается у нас в ателье, не упаковывается без меня. Ничего не выходит из ателье, пока я все сама не посмотрю и финально не отполирую.

Выставка Еврошуз

Многие удивляются - как женщина может натягивать на колодки обувь? Это ведь физически сложно?!

Это очень сложно. Могу только по своему телу сказать, что я никогда не занималась ни йогой, ни спортом. Я ничего не делала для того чтобы у меня появились мышцы, но за те месяцы, когда я обучалась у Ираклия, они появились сами, я буквально высохла. Когда я начала шить сумки, для меня это казалось сложным, но постепенно стало легко и захотелось делать что-то посложнее.

Есть ли какая-то особенность работы с кожей змеи, ящерицы, рептилий, по сравнению с пошивом изделий из телячьей кожи?

Да, есть отличие. Эта кожа по фактуре похожа на бумагу, она не рвется, прочная и не резиновая, сильно не тянется, как овчина или коза, и более хардовая что ли.


А сейчас вы продаетесь в каких-нибудь магазинах в России?

Нет, в России я нигде не продаюсь. На момент когда я покидала Москву, мои сумки продавались в Цветном, в магазине B-Design у моей подруги Оли Маркес. Но сейчас в Москве – уже нет, возможно, и стоило бы этим заняться, но я больше сфокусирована на развитии продаж в США. У меня большое количество заказов из Лос-Анджелеса. Моя обувь продается по всему миру, начиная с Канады, в обычных магазинах и онлайн.

А во Франции?

Во Франции – нет. У нас была пара предложений. Но я тщательно выбираю магазины, в которых размещаю свой бренд. Я не буду продаваться абы где.

Сейчас у вас обувь, аксессуары, а одежда есть?

Есть. Но я ее не показываю. Она продается только для своих. Пару сезонов назад я возила в Париж одну коллекцию одежды. Но, по-моему, одежду шить очень легко, мне нравится делать более сложные вещи. Если из одежды, - то кожаные куртки. Я с ними до сих пор работаю и над лекалами и над кожей, над посадкой…

А когда вы впервые демонстрировали коллекцию на Неделе моды в Париже?

В 2015 году у меня были первые две выставки в Париже. Потом я участвовала в Неделе моды три сезона подряд, а потом попала в аварию на мотоцикле на Бали. Я была пять дней в коме и где-то полгода приходила в себя. После этого я на время отложила Париж. Снова в Париж я полетела в 2017 году. Сейчас у меня после возобновления участия в Fashion Week, идет уже четвертый сезон. Когда произошла авария, мои друзья из Парижа писали мне, что все только и говорят, что Нуца разбилась на мотоцикле и в этом сезоне не приедет. Об этом знали все, и мои заказчики были в курсе, поэтому для бизнеса это прошло без особых последствий. Но вообще, насколько я понимаю, если ты уже полетел в Париж, и делаешь выставку, то останавливаться нельзя, все должно быть распланировано.


Вы раскрутились благодаря онлайн-активности или за счет участия в Неделях моды?

До участия в Неделях моды, у меня были частные заказы. Потом все стало работать иначе. На Неделе моды – одна клиентура, там закупают магазины, в продажах онлайн другая – конечный потребитель. У меня, как ни странно это звучит, среди клиентов есть большое комьюнити ведьм в США. Есть ходовые модели, которые они покупают, также есть байкеры и довольно много людей, которые вообще не имеют отношения к моде.

Как вы думаете, требуется ли художественное, дизайнерское образование для того чтобы выпускать интересную стильную обувь?

Думаю, что нет. Школа нужна, конечно, нужно знать классический подход как собрать на колодке обувь, где можно делать шов, какую подкладку можно использовать, как собрать кожаный каблук, как все это склеить… Вот это все нужно знать, но не более того. А остальное должно быть инсайтом. Я думаю, все что нужно для достижения мастерства, есть внутри человека, и все это можно раскрыть.



Дизайнер обуви и сумок ручной работы родом из Грузии Нуца Модебадзе начала свое дело в Москве, а затем перебралась на Бали, где на вилле выпускает коллекции обуви и сумок, которые регулярно…
5
1
Пожалуйста оцените статью
Midinblu

Материалы по теме

Новые русские обувные бренды: Sintezia

Sintezia – петербургская марка, с которой многие познакомились через Instagram, где у нее 72 тыс. подписчиков, клиенты из разных городов страны. Начав с двух удачных моделей - ботинок SEG и ботфортов Over, за три года Sintezia расширила линейку…
14.02.2019 654

CAPRICE: 10 лет в России. Немецкая компания подводит итоги работы

Когда в 2008 году мы открывали представительство в Москве, мы понимали, что следующие несколько лет будут интересными и напряженными. Начинать всегда непросто, но безусловные преимущества обуви Caprice, сразу и благосклонно были приняты нашими…
25.12.2018 784

Микеле Муци, Nando Muzi: «Чтобы создавать классную женскую обувь, нужно любить жизнь»

Дизайнер итальянского премиального бренда Nando Muzi Микеле Муци приехал в Москву на пресс-день розничной сети обуви и аксессуаров Rendez-Vous. Он дал небольшое интервью Shoes Report, и рассказал о своем персональном подходе к созданию дизайна…
27.11.2018 1145

Мода на эксклюзив. Как завоевывают рынок дизайнерские бренды обуви

Сегодня модный истеблишмент зачастую отдает предпочтение не дорогим люксовым маркам обуви, а не очень известным независимым дизайнерским брендам, которые не так просто найти. Приобретая продукцию такого бренда, у покупателя есть шанс в какой-то мере…
17.10.2018 3004

GABI - casual chic в большом городе!

Производство и оптовая продажа обуви в России, Беларуси, Казахстане и странах Балтии
07.08.2017 1370

Популярное

При оформлении подписки вы будете еженедельно получать на свой e-mail новости и статьи об обувном бизнесе.

К началу